После удолкни матки и груди безпокоиь ктшечник

Я всегда считала себя человеком с хорошим здоровьем, так как болела редко. А несколько лет назад у меня появились боли в животе, учащенное сердцебиение, в целом самочувствие стало плохим.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения проблем со здоровьем, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - начните с программы похудания. Это быстро, недорого и очень эффективно!


Узнать детали

Острые боли в животе

Менструации шли четко как швейцарские часы, боли внизу живота, кроме привычных в первый день месячных, не беспокоили.

Секс не доставлял дискомфорта, а сплошное удовольствие, партнеры не менялись, чтобы волноваться о ЗПП. Казалось, нет ни одной причины залезать в неудобное гинекологическое кресло лишний раз. Я связывала это с тем, что становлюсь старше, со стрессом, с образом жизни и особенностями организма. Потом узнала, что это признак миомы — доброкачественного новообразования на стенке или шейке матки. Перелом случился внезапно. За четыре месяца до того, как оказаться на операционном столе, а затем навсегда распрощаться с менструациями, я стала их заложницей.

Никогда ранее мне не доводилось прибегать к таким методам защиты ни ночью, ни днем. Она была ужасна. В какой-то момент, выйдя из дома и не успев пройти и трех кварталов, мне пришлось срочно бежать назад. Вся в крови, обернувшись курткой, я кое-как вернулась домой, залезла в ванну и в шоке наблюдала, как из меня вываливаются кровавые сгустки. Гинеколог сразу отметила узел внутри матки — он занимал почти всю ее полость.

Она выписала направление и поставила предварительный диагноз — миома. Контрастное МРТ показало у меня пять опухолевых узлов — матка была просто нашпигована ими и увеличена в два раза. В большинстве случаев миома имеет множество очагов в матке, размеры каждого из них варьируются от нескольких миллиметров до нескольких сантиметров. Чтобы определить размер миомы, врачи-гинекологи проводят аналогию с беременностью, то есть размер матки сравнивают с размером органа на разных сроках беременности в неделях.

Миома часто характеризуется не болями, а сильными кровотечениями — опухоль не дает стенкам матки сократиться, и менструация продолжается.

В какой-то момент границы цикла стираются и кровотечение становится бесконечным, грозя анемией и рискуя убить вас в результате кровопотери.

Миому внутри матки удаляют вагинальным путем. Процедура малоприятная, ее проводят под местным наркозом, чтобы контролировать состояние пациентки. Я понимала, что операции не избежать, и морально готовилась. Но хирург, взглянув на заключение МРТ, окончательно выбил почву из-под ног: удалению подлежали всего три из пяти миом, и нет никаких гарантий, что оставшиеся недоступные для оперирования не продолжат рост, раздувая матку и грозя повторной операцией.

Я оказалась в безвыходной ситуации: оставить все как есть и пробовать гормональную терапию невозможно из-за обильных месячных. До климакса еще далеко, значит, менструации продолжатся, но через несколько месяцев из-за кровопотери оперировать пришлось бы в ургентном режиме. Удалить две или три из имеющихся — это пережить болезненную и дорогую операцию, а затем восстановление, сесть на гормональную терапию, переживать из-за оставшихся миом и мучаться с обильными выделениями и месячными по полторы недели.

Кардинальное решение — гистерэктомия — удаление матки. Мозг не хотел принимать эту информацию, но интуитивно я почувствовала необратимость крайних мер.

Спросила профессиональное мнение нескольких специалистов. Они подтвердили, что в данном случае все показания на гистерэктомию, но, естественно, окончательно решение оставалось за мной. Врачи аккуратно подходят к этой теме — особенно с нерожавшими женщинами. Психологически удаление матки — всегда серьезное потрясение, даже если женщина, как это было в моем случае, не имеет четких репродуктивных планов.

Вскрывается целый пласт проблем и страхов — от самой операции до мыслей о собственной полноценности как женщины и массы других переживаний и вопросов, которые, как мне казалось ранее, абсолютно меня не волнуют.

Ежегодно в Европе около тысяч женщин удаляют матку по разным показаниям, почти половина случаев — это фиброзные опухоли, вызывающие сильные кровотечения.

В США самый высокий уровень подобных операций — почти тысяч ежегодно. По Украине не удалось найти данных о количестве производимых гистерэктомий в год. Эта процедура не из дешевых — стоимость в частных клиниках достигает тысяч гривен.

Здесь важно наладить контакт. Если его нет, то лучше не ложиться под нож этого человека и не подставлять ни его, ни себя. Лапароскопическая гистерэктомия — это удаление матки без вскрытия брюшной полости. По сравнению с разрезом при абдоминальном доступе — явное преимущество. На животе делаются несколько небольших разрезов — один для камеры, другие для инструментов хирурга. У каждого врача обычно свой собственный инструмент — к нему привыкаешь, чувствуешь его, с ним комфортно работать.

Манипуляторы режут ткани электрическим разрядом. Врач наблюдает все на мониторе. Матку отсекают внутри брюшной полости, а затем извлекают через влагалище.

Далее делают внутреннюю пластику: сшивают и закрепляют связки, чтобы зафиксировать влагалище и обезопасить от возможных последствий — ослабления мышцы мочевого пузыря, выпадения влагалище и прочих оказий. Эта работа занимает половину, если не больше, времени операции.

Время играло против меня — если делать лапароскопию, то только сейчас. Еще месяц, и матка увеличится так, что вытащить ее через влагалище будет уже невозможно, и останется лишь полное вскрытие. Некоторые спокойно относятся к медицинской теме, любят сериалы про доктора Хауса и больничку. Я не из тех. Я из тех, кто сторонится людей в белых халатах даже если это массажисты в СПА , а из таблеток знает активированный уголь, смекту, аспирин и парацетамол при простуде.

Удалять матку? И извлекать через влагалище? Нет, спасибо, остановите Землю, я схожу. Наступили темные времена. Шок и трепет, агония и леденящий ужас, отвращение, неприятие, стыд — любые подробности предстоящей процедуры ввергали меня в отчаяние и депрессию.

Мысли о формате самой операции, о том, что меня будут трогать и потрошить, что все, что я смогу родить в этой жизни — только собственную матку, истязали и истощали. Необходимость надеть специальные компенсирующие чулки и оставаться в них три дня после операции это делается, чтобы предотвратить образование кровяного сгустка, способного вызвать сердечный приступ казалась невыносимой и почему-то унизительной.

Любая деталь могла вывести из себя. А подробности появлялись и появлялись — в довесок к чулкам то катетер в мочевом пузыре, то глотание зонда, которое надо было пройти перед операцией с кучей других анализов и процедур, то режим без еды и воды, то очищающие клизмы — все, что вы боялись и не хотели знать, и были правы. Я рыдала, не могла работать, не видела ни смысла, ни перспектив, напивалась несколько раз, смотрела видео подобных операций и опять рыдала.

Сложно было сконцентрироваться на чем-то отвлеченном, невозможно забыть и не думать о предстоящем хотя бы на 10 минут. Хотелось убежать, бросить все и проснуться там, где никто тебя не знает и ты сама не знаешь, кто ты. Тело стало моей ловушкой, моим недругом. Сон давал небольшую передышку, но, открыв глаза, я вновь погружалась в кошмар наяву, и проснуться было невозможно.

Казалось, я знаю, что такое депрессия, но только тогда поняла, что все предыдущие разы в жизни были просто плохое настроение, усталость и грусть. Близкие помогли пережить эти недели. Я представляла, как бы сходила с ума, случись такое с любимым человеком, — это даже сложнее, чем когда все происходит с тобой самой, и я держалась ради них.

Мы начали готовиться к операции. Я записывала их в блокнотик. Надо отдать должное доктору, терпеливо выслушивавшему все мои страхи и сомнения. Операцию назначили на Я сидела в одиночной палате в тех самых долбанных чулках, с катетером в вене и абсолютным пониманием, что чувствуют люди, приговоренные к смертной казни в назначенный день. И, хотя им приносят последний обед, а не клизму, думаю, они с радостью поменялись бы со мной местом.

Я уперлась взглядом в часы на стене, брендированные названием клиники. Отключаясь, ляпнула в полубреду какую-то глупость анестезиологу. Все в операционной засмеялись. Спустя несколько дней, отлежав обязательные 48 часов в клинике я никогда так долго не проводила на одном месте, да еще и в кровати и прочитав автобиографию Энди Уорхола теперь мы с ним связаны болезненными переживаниями на всю жизнь , я вернулась домой. Бегать по лестнице совершенно не хотелось, но ходить я могла, а основной виртуозной задачей и целым искусством стало умение попИсать.

Лапароскопическая операция отличается тем, что восстановление идет гораздо быстрее, швы маленькие, пациентка почти сразу может вставать и передвигаться. Через 10 дней, глядя на мой живот, вряд ли можно было предположить, что внутри развернулась кровавая баталия и меня лишили довольно крупного органа. Врачи рекомендовали продолжить пить успокоительное. Я же на взводе, в состоянии аффекта после операции ну, или на лекарствах, кто знает радовалась, что самое страшное уже позади и не понимала, зачем мне теперь все эти персены и глициседы.

В первый же вечер дома, оставшись одна, я расплакалась так, как, кажется, не плачут даже младенцы. Этот поток было не остановить: все страхи, нервы, напряжение — все исходило изнутри, и, казалось, конца и края не будет ливню слез. После наступила полная тишина и пустота.

Неожиданно началась посттравматическая депрессия. Она была ничем не лучше нервного напряжения перед операцией. Я чувствовала себя Франкенштейном — склепанным из кусков то ли живым, то ли полумертвым, то ли женщиной, то ли недоразумением, ошибкой природы или творением доктора.

Я попросила видео операции — надо было видеть, чтобы понять и принять произошедшее. Досмотреть запись смогла лишь в несколько подходов. В вихре охвативших эмоций, несмотря на потрясение от увиденного, было еще одно чувство — восхищение работой хирурга. Это высший пилотаж. Для меня до сих пор существуют две профессии, которые приводят почти в священный трепет по уровню мастерства и ответственности, — хирургия и пилотирование авиалайнера.

Послеоперационные восстановительные процедуры включали в себя обработку швов рассасывающим кремом, таблетки для желудка операция очень негативно влияет на органы пищеварения из-за обилия лекарств, которые приходится пить, колоть и засовывать в себя. Кстати, насчет засовывать — были еще бесконечные заживляющие свечи.

Как я и подозревала, в этих деталях скрывался не один дьявол — свечи пришлось использовать еще почти месяц, а потом еще пару недель, когда шов внутри влагалища прижгли, чтобы он, наконец, зажил и не кровил.

Именно от заживления раны зависит длительность выделений — это еще одно малоприятное последствие гистерэктомии.

Удаление матки – восстановление после операции, половая жизнь и последствия для женщины

Менструации шли четко как швейцарские часы, боли внизу живота, кроме привычных в первый день месячных, не беспокоили. Секс не доставлял дискомфорта, а сплошное удовольствие, партнеры не менялись, чтобы волноваться о ЗПП. Казалось, нет ни одной причины залезать в неудобное гинекологическое кресло лишний раз. Я связывала это с тем, что становлюсь старше, со стрессом, с образом жизни и особенностями организма. Потом узнала, что это признак миомы — доброкачественного новообразования на стенке или шейке матки.

Как я удалила матку

Операция по удалению матки гистерэктомия, экстирпация матки является одной из самых распространенных в оперативной гинекологии. Она производится в том случае, когда все другие возможные способы показали свою неэффективность, и зачастую, речь идет о спасении жизни женщины. В некоторых случаях во время этой операции кроме матки удаляют также маточные трубы и яичники овариэктомия. Удаление матки — наверное, одно из самых трудных испытаний в жизни женщины любого возраста. Какими бы не были показания к данной операции, редкая женщина безучастно относится к радикальному хирургическому вмешательству.

Послеоперационное спайкообразование в ряде случаев выходит за рамки физиологической нормы и приобретает патологические проявления, зачастую порождающие ряд проблем, особенно выраженных в хирургической гинекологии. Гинекологические операции сопровождаются наибольшим риском спайкообразования, в том числе вне пределов малого таза [5]. Дать характеристику спаечного процесса в брюшной полости и его клинических проявлений у женщин, перенесших удаление матки без придатков, и женщин, перенесших удаление матки с придатками. Критериями включения пациенток в исследование были сохраненная менструальная функция, необходимость произведения гистерэктомии по поводу невоспалительного заболевания гениталий, 1—2 степень чистоты мазка на флору из влагалища на момент операции, неосложненное течение операции и послеоперационного периода. Критериями исключения из исследования были наличие клинических проявлений спаечной болезни или выраженный спаечный процесс, верифицированный интраоперационно, операции на органах брюшной полости, в том числе в связи с воспалительными заболеваниями, перитонитом в анамнезе, воспалительная этиология заболевания пациентки гистерэктомии по поводу тубоовариальных образований , указание на гормональную недостаточность, эндокринное бесплодие, синдром преждевременного истощения яичников в анамнезе, специфическая инфекция в анамнезе, острая специфическая или неспецифическая инфекция генитального тракта на момент операции, состояние в менопаузе. Все пациентки относились к репродуктивному или перименопаузальному возрасту. Сопутствующая экстрагенитальная патология была достаточно вариабельной в обеих группах. Наиболее часто встречались сердечно-сосудистые заболевания, хроническая анемия. Технически под эндотрахеальным наркозом женщинам обеих групп производилась лапаротомия, классическая надвлагалищная ампутация или экстирпация матки без или с придатками с перитонизацией листками пузырно-маточной, прямокишечной складок и широкой связкой.

Онкологические заболевания занимают вторую строчку в списке причин смертности в развитых странах.

В живот болезненными ощущениями могут отдавать кишечник подвздошная, тощая, толстая, сигмовидная, ободочная, поперечная кишка , аппендикс, желудок, печень, двенадцатиперстная кишка, селезёнка, мочеточники, почки, мезентериальные брыжеечные сосуды кишечника. Поэтому патологии могут быть гастроэнтерологического, хирургического, гинекологического, урологического характера. У человека, который жалуется на боли в животе, симптоматика может быть различной. Чаще всего она проявляется в виде спазмов, колик. Какие причины болей в животе, нарушений работы органов брюшной полости и забрюшинного пространства? Причиной колик могут выступать аппендицит, воспаление яичников в этих случаях колики в нижней части живота , отравление, колит.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ПОСЛЕОПЕРАЦИОННЫЙ ПЕРИОД. Как вести себя после операции на анальном канале и прямой кишке

Комментариев: 4

  1. Marisha:

    3. ПиDоры и воры у власти.

  2. Натала:

    хороших всем выходных!!!

  3. shew140146:

    только так!

  4. Снофру:

    Отписываюсь от этой темы…Все ссылки в интер…Кто то на этом бабки зарабатывает…Туфта полная…